www.okno.ca - Блог о Канаде и канадской жизни
  



Время не ждёт

matroskin | 19 Ноября 2017 | Просмотров: 4088 | Рубрика: Личный опыт

Время не ждёт

Открыв пластиковый пакетик с пластиковым зиппером, молоденький матрос советского судна аккуратно вложил туда красную книжицу - паспорт с большими буквами СССР на обложке. Этот пакетик он вложил в ещё один пакетик, а потом в третий. Достав тряпочку и взяв иголку он стал тщательно пришивать карман внутри рабочих штанов, и вложив туда пакет с содержимым, окончательно зашил этот импровизированный карман. Затем он одел эти штаны, натянул на себя тёплую тельняшку и вышел из каюты на палубу. Подойдя к борту корабля он посмотрел на чёрную воду океана, на волны, бьющие о борт корабля, затем перевёл взгляд на далёкую полоску света, обзначающую город. До него было не более полукилометра. Перекрестясь и взобравшись на перегородку он прыгнул за борт, стараясь не думать ни о чём, кроме того, как не замёрзнуть в холодной океанской воде и добраться до берега. Вода обожгла его своим холодом, и через пару энергичных гребков он вынырнул на поверхность. 

Прислушался, но на корабле было тихо. Стояла ясная ночь, города уже не было видно, только луна ярко светила над океаном и показывала приблизительное направление куда надо плыть. Сергей был хорошим пловцом, и поэтому умело поплыл кролем в неизвестность, которая его ждала впереди. В голове его стучало только одно: надо активнее плыть, чтоб не замёрзнуть. Через двадцать минут заплыва тело его начало уставать, а при сбавлении скорости стало коченеть понемногу. Но он упорно рассекал волны, уже завидя ту самую полоску света уличных фонарей большого города. Когда до берега оставалось метров сто он совсем выдохся и здесь вдруг мелькнула мысль, что вот сейчас он пойдёт ко дну и океанская пучина поглотит его, представилось, что он больше не увидит ни этой луны, ни этого города. Ужас прокрался в его сознание. Это придало ему силы и он из последних сил продолжал грести. У самого берега его встретил прибой, накатывающийся на валуны и выбраться на берег окоченевшему матросу оказалось не так просто. Однако во время очередной волны ему удалось схватиться за кромку какого-то камня и удержаться на нём, вцепившись в камень окоченевшими и уже малочувствительными пальцами. Подтянувшись во время следующей волны он попытался встать, но ноги его уже плохо слушались и он ползком стал перебираться от одного камня к другому. Волны подталкивали его и таким образом он очутился на каменистом берегу.

Отдышавшись на берегу он пытался встать, но дрожь в теле и ногах не позволяла ему балансировать стоя. Тогда на корточках он полез к набережной, фонари которой светились невдалеке, всего в нескольких десятках метров от него. Пару раз он падал, не удержавшись на скользких камнях и разбил себе голову. Кровь заструилась ему на лицо и руки, капая на осклизлые прибрежные камни. Тем не менее ему удалось вскарабкаться на парапет и сесть на ограждение набережной. Вокруг было пусто и только фонари набережной светились тусклым светом. Сидя на парапете он пытался согреться, предварительно сняв и выжав тельняшку. Тело его тряслось так, что казалось сердце сейчас вылетит из него. Дрожь не унималась, в голове лихорадочно скакали мысли как согреться и поэтому он не заметил как к нему подошли трое в чёрном. В лицо ударил луч света фонаря и он услышал на английском языке что-то вроде: "Смотри Стив, кажется ещё один за сегодняшнюю ночь". Подойдя ближе кто-то в чёрном спросил его "Сэр, вы в порядке?". От холода и усталости у Сергея все английские слова вылетели из головы, он ничего не мог ответить и только смотрел на них, трясясь от холода и усталости. Тогда двое полицейских подхватили его под руки и повели в сторону от набережной, светя себе фонариками под ноги. Сергей шёл, и ноги его совсем не слушались. Но двое рослых ребят тащили его в направлении полицейской машины, крепко держа его под руки. В машине было тепло, шипела и болтала на английском рация, которую было слышно даже за стеклянной перегородкой полицейской машины. Газанув с места машина поехала в сторону от океана и Сергей, обернувшись, увидел маленькую полоску света его теплохода, отражающуюся в океане. 

****

С детства Сергей был послушным мальчиком, учился в советской школе, ходил в спортивную секцию по плаванию, был крепким, но немного романтичным. Он любил читать и был период, когда он даже бросил секцию, увлёкшись художественной литературой, особенно приключенческой. Среди его любимых книг была книга Джека Лондона Время-не-ждёт, которую он зачитал до состояния тряпки. Он восхищался этим крепким человеком из книги по имени Харниш и мечтал когда-нибудь побывать на Юконе. Благодаря этой книге он пошёл сначала в секцию штангистов, но будучи худоватым и узким в кости, он не подавал надежды тренерам, и со временем был перенаправлен в плавательную секцию. В плавательной секции его успехи были значительно лучше и он подавал надежды, выигрывая юношеские заплывы. Сергей с воодушивлением занимался спортом и всегда, заходя в раздевалку и переодеваясь, говорил знаменитую фразу из его любимой книги: "Время не ждёт". Постепенно все его друзья стали называть его Время-не-ждёт.

Однако занятия в секции отвлекали его и он стал неважно учиться. Мама его оторвала от секции, полагая, что он станет лучше учиться, но жизнелюбивому Сергею это не помогло. Учился он слабо и поэтому после армии уехал во Владивосток, где по словам его друзей набирали матросов в дальние плавания, и где можно было неплохо заработать. Попав сначала на рыболовецкий траулер он несколько недель мучался морской болезнью, но потом привык и ему даже понравилось море. На корабль, ходивший в Японию, Китай, в Австралию и Новую Зеландию, а так же иногда в Америку он попал два года спустя. Сначала он ходил в Сингапур, после чего его корабль передвинули на рейсы в Америку. Корабль шёл в Канаду в Новую Скошу и переход обещал быть длинным.

Надо заметить, что дальние странствия матросов зачастую изобиловали достаточным количеством свободного времени и поэтому Сергей стал понемногу учить английский. Английским он пользовался тогда, когда часть команды отправляли на берег отдохнуть. Выбравшись первый раз в Сингапур, и очень удивившись современным небоскрёбам и тропической экзотике, он почувствовал себя немым, так как английского почти не знал. Помаявшись он понял, что надо учить английский и основательно взялся за него. 

Время долгих переходов не прошло даром, и он понемногу стал понимать и говорить на английском. Первый его диалог в ближайшей забегаловке Галифакса был примерно таким:

-Where are you from?
-Where?
-Oh, shit.... you don't speak English at all... What is your country of origin?
-Country?
-Yes? 
-А-а (по русски)... Russia.
-Wow! Russian guy! Krasnaia square! Let's drink some vodka! I know all Russians like vodka.
-Vodka? 
-Sure!

Ну и поехало. Хлопнули по одной. Тут к ним привязалась пара негров и тоже начали спрашивать про Красную площадь, про коммунистов и так далее. Хлопнули по второй, потом по третьей за страны, из которых негры.... На удивление, когда у Сергея закончились его скудные несколько долларов, те гаи заказали ещё водки за свой счёт и гулянка продолжилась. К ним присоединилась ещё тройка канадцев, которые тоже захотели выпить с Сергеем водки за свою страну, ради чего даже отставили своё пиво, которое держали в руках. После пятой или шестой Сергей, блымая от выпитого глазами, отметил, какие всё-таки приятные эти негры и канадцы: весёлые, жизнерадостные, заводные. Канадцы заказали крабов и Сергей отметил, что виски с крабами очень даже неплохо сочетаются по вкусу. После седьмой или восьмой ему уже никуда не хотелось уезжать от этих гостеприимных ребят, от симпатичных девушек, что присоеденились к компании, от этого города, который утопал в огнях. В момент, когда подвипившая компания начала отплясывать, вытворяя кульбиты под общий смех и одобрение, в забегаловку зашли двое матросов с его корабля и, сделав круглые глаза, сказали, что его уже ищут, потому, что время вовращения на корабль уже истекло. Произошёл неприятный разговор и наконец, обменявшись с канадцами адресами он, спотыкаясь, нетвёрдой походкой побрёл на свой корабль, где его отчитал боцман и пообещал, что больше никогда не отпустит на берег.

Весь следующий рейс он ел макароны с тушёнкой и, вспоминая крабов и весёлых парней, думал, почему вот эти парни гуляют, веселятся, а его за шиворот оттащили на корабль тягать канаты и сидеть в машинном отделении. Ему было не понятно, почему у них есть доллары, чтоб поставить выпивку на стол, а у него их нет, почему он должен явиться на корабль к 11 вечера, а те могут гулять до утра? Во Владивостоке он выудил из кармана бумажку с адресами канадцев и написал им письма на корявом английском языке. Письма были невинного в целом содержания: о жизни, о канадском городе Галифакс, о работе,о том, что он хочет приехать ещё в Галифакс. Отправив письмо в Канаду он совсем не подозревал, что вскоре его вызовут в спецотдел порта и спросят, какие связи у него с канадцами, что иммигрировать совсем нехорошо и что по распоряжению отдела его больше не будут выпускать на берег в иностранных портах.

Тем не менее, когда он поехал к родителям на родину, ответ на его письмо пришёл. Здесь он вспомнил, что в баре давал канадцам адрес именно его родителей, а не Владивостокский. В этом письме Кем, так звали одного из канадских парней, написал, что если он хочет иммигрировать, то это лучше сделать в любом порте Ньюфаундленда, так как там провинциальные законы таковы, что сбежавших матросов не высылают, а присвоив им статус беженцев, оставляют в стране. С тех пор Сергей, которому до тошноты надоели корабельные занятия по политвоспитаню, заболел идеей уехать жить в Канаду и быть таким же весёлым и беззаботным. Правда Сергей толком не знал как это сделать, но стал учить английский с остервенением.

Очередной рейс его корабля был в Новую Скошу, потом корабль шёл в Ньюфаундленд. В Новой Скоше его на берег не выпустили. Сидя на корабле он подумал, что лучше уж прыгнуть в море и доплыть до берега, чем сидеть узником на корабле. Но вспоминая полученное письмо канадца, он решил, что дабы избежать высылку на родину сподручнее это будет сделать в Ньюфаундленде. Он думал о том, что возможно больше никогда не увидит своих родителей, что в порту его заклеймят как предателя родины... А какой он, собственно, предатель, если просто хочет жить в другой стране? Сжав зубы он решил: буть что будет. В порту Ньюфаундленда он отметил, что расстояние до берега очень большое, и что в холодной воде ему вряд ли удастся так долго проплыть. Но он был хороший пловец и рассчитывал, что ему всё-таки удастя добраться до берега. Вспомнив свою детскую кличку Время не ждёт, он понял, что такой шанс возможно больше никогда не представится в будущем.

*****

В полицейском участке его осмотрел врач, дал ему лекарство, от которого ему почему-то стало очень жарко. Полицейский притащил ему сэндвич, от которого Сергею сразу полегчало. Через пару часов его пригласили к стойке в полицейском участке и начали задавать вопросы, с какого он корабля, чей подданый, почему плыл в холодном океане, рискуя жизнью, каковы его цели и намерения. Сергей заявил,что хочет жить в Канаде и подписал бумагу, в которой он с трудом понял, что говорится. А говорилось там следующее: он такой-то такой, подданый Польши, объявляет себя беженцем и просит убежища в Канаде. Сергей нарочно не сказал страну его гражданства, подумав, что если он признается, то его просто вернут назад на корабль и тогда.... Ему даже страшно было представить что его ждёт на корабле и затем на родине, если такое случится. Свой подмоченный паспорт он полицейским не дал. Те весьма поверхностно обыскали его, просто вывернув карманы. Паспорт, пришитый к внутренней стороне штанины они не нашли. 

Город Сент Джонс, в который его привезли полицейские, был типичный морской порт. Проезжая по улицам города он отметил ухоженность улиц, как бы прилепленные к скалам домики на самом берегу, почти полное отсутствие зелени на улицах и красивый вид бухты, вид на которую открывался с высоты какой-то дороги.

Спустя несколько дней его отвезли в муниципалитет и улыбчивая женщина объяснила ему что и как устроено в их городе, что ему будет оказана помощь и что его на первое время поселят в специальном заведении, где живут беженцы. Так же она добавила, что он сможет гулять по городу, но каждую пятницу ему надо будет приходить в муниципалитет и отмечаться. Так прошло несколько месяцев, когда однажды ему вручили повестку в суд, где рассматривали его дело. Суд прошёл успешно, и его оставили в стране. Но пока его дело рассматривалось в правительстве Канады прошло ещё несколько месяцев.

Получив карточку резидента Канады он начал искать работу. Помыкавшись месяц по различным магазинам, забегаловкам и различным мастерским он понял, что работу здесь найти сложно. Тогда он пошёл в отделение правительства и подал на велфер. Ему дали велфер и поселили в социальном жилье, где жили малоимущие, у которых не было даже денег на жильё. Там он подружился с негром из Сомали, который покуривал наркотики и когда тот был под кайфом был весьма весёлым. Сергей начал покуривать с ним. Сначала в одном месте улицы, потом в какой-то забегаловке и однажды ему стало очень плохо. Его тошнило и он присел, а затем упал на асфальт около фонарного столба. Ему вызвали скорую и в госпитале его откачали. Полицейский, который посетил его после этого случая побеседовал с ним и посоветовал бросить курить наркотики. Полицейский на удивление был дружелюбным. Не стал его ругать, но присматривал за ним, посещая его в его жилище каждую неделю.

Сидя вечерами в своей комнате он начал ощущать острую тоску. Вспоминался ему корабль, друзья на корабле и даже строгий боцман,который уже не казался таким уж строгим. Мать, которая осталась на родине, снилась ему почти каждую ночь. Негр, предлагавший ему опять покурить, оказался очень агрессивным и, когда Сергей отказался, послал его куда всех посылают. Вдобавок пригрозил его изуродовать, если он скажет полицейскому откуда он достал марихуану . Однажды Сергей чуть было не подрался с ним и на истошный вопль негра сбежались его друзья, которые уже собирались его бить. На счастье в коридор выбежал ирландец здоровенного телосложения и дал в зубы этому негру. Видя такой поворот событий чёрная компания разбежалась по комнатам. 

Время от времени Сергей ходил на берег и смотрел, как советские, а потом и российские корабли стоят в море на стоянке или загружаются в порту, и однажды, когда на душе было особенно тоскливо, ему захотелось скинуть с себя одежду и, как в былые времена, поплыть по океану, но уже в другом направлении, к кораблю. Он этого не сделал так как не хотел подводить Брэда, который хлопотал за него.

Дружба с полицейским привела его в колледж, в котором он учился некоторое время, и после которого пошёл работать в порт в ремонтные мастерские. А было это так. Однажды полицейский, с которым Сергей уже дружил, пришёл к нему в его комнату без формы. Сергей очень удивился почему он в обычных джинсах, рубашке и бейболке. Полицейский пригласил его в Вендис, довёз на своей машине и начал спрашивать как у него дела. И здесь Сергей признался ему, что он думает по поводу своего бегства с корабля, достал свой советский паспоорт и сказал, что на самом деле сбежал с советского судна и зовут его Сергей, а не Патрик. Полицейский посмотрел на него серьёзно и сказал, что Сергей ему ничего не говорил, а он ничего не слышал. Посидели, помолчали. Потом Брэд, а именно так звали полицейского, сказал ему, что так как у него нет документа о школьном образовании, то ему придётся идти в школу учиться. Он добавил, что иначе жизнь его здесь так и протечёт в нищете, в этом социальном жилье вместе с неграми. Так же, помявшись, сообщил, что у него есть знакомства, и если он будет хорошо учиться, то его устроят в колледж учиться на моториста ибо эта специальность на их острове хлебная.

Сергей учился хорошо, целыми вечерами изучая английский и затем специальность. В конце второго года обучения он отправился к Брэду и сообщил, что вскоре заканчивает обучение и получает диплом. Брэд познакомил его со своей семьёй и обещал помочь. Через месяц, когда Сергей уже получил диплом моториста, появился Брэд и с сияющим лицом отвёл его в мастерские для ремонта судов. Там он его познакомил с миловидной Энни, которая, задав с десяток вопросов и составив за него резюме, отправила его работать помошником в слесарную мастерскую, где Сергей сначала работал токарем, потом фрезеровщиком, потом ещё на каких-то станках, после чего стал супервайзером ремонтной бригады.

*****

-Dad, I wanna five backs... 
Пухленькая девчушка лет семи подбежала к Сергею и притулилась к его ногам.
-What are you going to do? 
-I want to play. Let's go... I'll show you...

Сергей, уже 45-летний мужчина, полез в карман и достал пять долларов монетками для игры дочки в автомате, в котором манипулятором можно достать мягкую игрушку.

С Сергеем мы познакомились на пароме, на котором мы переправлялись на остров Ванкувер, с намерением посетить город Викторию. Мы плыли на пароме и волны плавно огибали борта судна, пока он рассказывал мне эту историю его жизни. Намерения его были очень просты, он путешествовал по Канаде и искал место куда ему хотелось бы переселиться вместе с семьёй. Он говорил, что хотелось бы найти место потеплее, недалеко от большого города и поближе к Владивостоку... 

С момента его иммиграции прошло около 25 лет и к настоящему времени он уже женился на той самой симпатичной и пухленькой канадке Энни, которая родила ему двоих детишек: старшего сына и младшую дочь. На мой вопрос говорят ли его дети на русском, он отрицательно покачал головой. Кроме этого добавил, что так ни разу и не посетил родину с тех пор, и что очень рад поговорить на русском языке с русскими, ибо на его острове русских практически нет.

Через полчаса разговора к нам подошла та самая Энни и поприветствовав меня села рядом. Заметив, что девушка весьма миловидная, я спросил её куда они направляются. Ответ Энни меня удивил:" Куда скажет муж, туда и поедем". Завязался разговор, в котором я выяснил, что семья у них весьма счастливая, и что они собираются посетить Россию, потому, что мама Сергея уже довольно старенькая и хотела бы увидеть жену Сергея и своих внуков. На мой вопрос как они будут общаться на разных языках она рассмеялась и сказала, что выучила уже несколько русских слов. В подтверждение своих знаний она с гордостью произнесла: "Разрешьите мне помочь?", " Мне нравится Россия" и "Я лублью Сергей". Паром уже причаливал и Сергей, попрощавшись со мной, сказал жене на русском: "Пора идти, время не ждёт".

Источник: Окно в Канаду

 

Комментарии  

 

Личное сообщение автору 
 (только для зарегистрированных пользователей)
# Maple 16.09.2011 11:06
Дюже захватывающая история и несомненный литературный ТАЛАНТИЩЕ автора!!!
Respect, Матроскин!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать |   
 

Подписка

Подписка на RSS